Про аккермановский концлагерь врагов народа написал Г.Г. Фельдгун. ЧАСТЬ 1

На сайте Сахаров-центра опубликована повесть «Записки лагерного музыканта». Автор: Георгий Гарьевич Фелдьгун. Сын разведчицы-нелегала, талантливый музыкант Георгий Фельдгун, уходя добровольцем на фронт в 1941 году, скрыл, что его мать была расстреляна как враг народа. Через год известного таллинского скрипача задержали, судили, дали 7 лет лагерей и отправили… в орскую ИТК № 3, которая, как выясняется, располагалась в посёлке Никель (подробности ЗДЕСЬ http://таинственноеоренбуржье.рф/2016/12/05/%d1%88%d0%be%d0%ba-%d0%b2-%d0%be%d1%80%d1%81%d0%ba%d0%b5-%d0%bd%d0%b0-%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b5%d0%bb%d0%b5-%d0%b2%d0%be-%d0%b2%d1%80%d0%b5%d0%bc%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%b2-%d1%81%d1%83%d1%89%d0%b5/

После войны Фельдгун в своей книге красочно описал орский лагерь, где кроме политических отбывали наказания и уголовные преступники: воры, убийцы, насильники. ИТК состояла из 8 лагерных участков. Номер 4 – это был Аккермановский лагерь.

Четвёртый участок, огороженный, как полагается, забором, колючей проволокой, вышками, оказался значительно меньше других лагпунктов Орской ИТК .№ 3. Я увидел здесь всего лишь три барака, пишет Г.Г. Фельдгун. Посреди зоны стоял столб с рупорами громкоговорителей. Было тихо, пустынно. Августовское солнце нещадно жгло, раскаляя камни и пыль, по которой я шагал босыми ногами. По двору слонялось еще несколько доходяг, остальные зэки, очевидно, вкалывали на никелевом карьере…

…Фельдгуну жутко повезло, что он умер виртуозно играть на скрипке. Во всяком случае, он так пишет в своей повести. Начальник участка Меренков, большой меломан, давно мечтал создать на участке культбригаду. И она была создана.

Фелдьгун: когда стало известно, что в КВЧ появился профессиональный музыкант, которому поручена организация культ-бригады, сюда потянулись все, кто считал себя умеющим на чем-нибудь играть и петь. Постепенно образовалась небольшая, сугубо самодеятельная капелла. В неё вошли скрипка, то есть я, трубач духового оркестра Буравлёв, гитарист — цыган Коля Ракитянский. Большим энтузиастом оркестра стал Николай Иванович Иванов, весьма сносно игравший на баяне. Наконец, один, совсем еще молоденький мальчишка -Витя Остапчук, обладавший красивым лирическим тенором, сел за ударные инструменты.

Вскоре мы вполне сносно играли несколько джазовых пьес, таких, как «Брызги шампанского», «Рио-Рита», «Утомленное солнце», «Девушка играет на мандолине» и несколько песен из репертуара Вадима Козина пел наш тенор. Венцом этой программы явилась Фантазия на темы вальсов Штрауса (продолжение следует…)

Рисунок: Олег Васильченко

Комментирование закрыто.