80 лет назад погиб слепой старец Максим (Бузулукский): его молитвы исцеляли больных и давали надежду всем

В 1863 году в селе Ивановка Бузулукского уезда в бедной крестьянской семье у Георгия и Пелагии родился первенец. При крещении младенцу дали имя Матвей. С раннего детства Матвей любил посещать храм, смотреть на красивые иконы, слушать удивительное пение, и усердно молится. Когда Матвею исполнилось семь лет, он заболел оспой, после тяжёлого заболевания потерял зрение. Утешение мальчик находил только в молитве. Он верил, что Царица Небесная не оставит его. (Со временем по молитве он получил возможность передвигаться без посторонней помощи).

В 1886 году слепого двадцатитрехлетнего Матвея привезли в Спасо-Преображенский монастырь — и, усадив на паперти храма, оставили одного. Монахи отвели юношу к игумену… Вскоре в монастырской летописи появилась запись: 28 июля 1886 года по увольнительному свидетельству поступил Матвей Пелепцов. В обители юношу научили печь хлеб, звонить в колокола. 15/28 мая 1896 года послушник Матвей был пострижен в рясофор. Постриг в мантию был совершен 15 (28) августа 1908 года, его нарекли Макарием. За детскую кротость и простоту люди любили слепого монаха. К нему приходили верующие из окрестных сёл со своими нуждами, получив духовный совет, утешение, часто возвращались поблагодарить за молитвенную поддержку. Вскоре верующие стали замечать, что по молитвам праведника исцеляются тяжелобольные, из уст в уста передавались рассказы о том, что его предсказания сбываются…

В схиму монах Макарий был облечен в 1920 году, его нарекли Максимом. В Первую мировую войну многие приходили к прозорливому старцу, чтобы узнать — жив ли муж, сын или брат, взятый на войну. Практически всегда монах давал верные ответы и правильные советы. После закрытие Преображенского монастыря, старец находился в четырёхлетней ссылке в Казахстане. В 1933 году схимник вернулся в Самару, где прожил три года. Духовные чада купили ему небольшой дом в Бузулуке. (Только год и прожил в этом доме схимонах Максим вместе со своей сестрой Татьяной Георгиевной.) В одной из комнат старец молился день и ночь.

В последний свой день на воле он попросил сестру приготовить ему чистую и крепкую одежду… Ночью их разбудил стук в дверь. Старец сказал: «За мной пришли… Таня, меня никуда не увезут. Я свои кости должен похоронить в Бузулуке. Сшейте мне большой мешок в две ряди и передайте». Незадолго до ареста старцу было открыто, что умрет он в келье монахини, об этом он рассказал сестре. Последние дни своей жизни ему пришлось провести в пересыльной тюрьме, которая была устроена на месте разгромленного женского Тихвинского монастыря. Монашеские кельи были превращены в камеры для заключённых.

Старца вместе с группой заключённых должны были отправить в Казань, но когда арестантов привезли на вокзал, при посадке начальник поезда, увидев слепого старца, сказал: «Хлопот с ним не оберёшься». Охранникам пришлось отвезти старца обратно в тюрьму. Так и сбылись слова старца, его оставили в пересыльной тюрьме, расположенной в Бузулуке.

На допросах старца жестоко избивали, но так и не заставили его признаться в контрреволюционной деятельности…

Незадолго до своей кончины старец сказал одному заключённому, который ухаживал за ним: «Это последние мои страдания. Я скоро умру. А тебя выпустят, но ты никому не говори, где моя могила. А то ведь люди будут ходить, а их из-за меня пересажают. Пройдет время, все успокоится — ты расскажешь обо всем и поставишь крест». Так и случилось, после смерти старца мужчина вышел из тюрьмы. Однажды во сне он увидел схимонаха Максима. Тот упрекнул его: «Ты что же забыл про меня!» Тогда он пришел в церковь, рассказал служителям о том, что рядом с храмом на старом кладбище похоронен схимонах Максим. На могилке поставили крест, а потом появилась и надпись: «Схимонах Максим. 1863 – 1937».. В 2000 году сёстры возрожденного Тихвинского монастыря привели могилу в порядок: сделали ограду, у металлического креста всегда теплится лампада. На могиле служатся панихиды, многие люди получают о исцеление от тяжких недугов.

Авторы: Анастасия Дробот, «Русский Паломник» №4 и Ольга Ларькина, Православная газета «Благовест».

Комментирование закрыто.