Как выглядел Меновой двор в Оренбурге в 1826 году (ныне не существует)

Меновой двор был заложен в 1744 году в 3 км юго-западнее города Оренбурга. До наших дней частично  сохранился фундамент каменной стены, огораживающей двор:

Известный в 19 веке поэт и прозаик Александр Павлович Крюков так описал Меновой двор в 1826 году — предлагаем ознакомиться с его работой «Оренбургский Меновой двор» (полностью её можно прочитать, пройдя по ссылке

А. Крюков «Оренбургский Меновой двор» 1826

Посреди прекрасной, необозримой равнины, составляющей часть за-уральских окрестностей Оренбурга, представляется взору огромное каменное здание, или, лучше сказать, совокупление зданий, имеющее фигуру продолговатого четырех-угольника, коего углы связаны между собою бастионами. Это Оренбургский меновой двор. Четыре огромные наружные корпуса, ограждающие оный, заключают в себе 152 лавки, 104 комнаты с кухнями, для жительства Русских и Азиятских купцов. Двое ворот ведут во внутренность менового двора: Российские, обращенные к стороне города, и Киргизские, от коих начинается путь в Хиву и Бухарию, к степи. Над первыми из сих ворот устроена пограничная Таможня с башнею на верху; над последними находится каменная зимняя караульня, а противу их летняя.

В самой средине менового двора расположен другой дворик, с лавками внутри и снаружи, который называется Азиятским, потому, что внутренния лавки его могут быть занимаемы одними только Азиятскими товарами. Он имеет свои Российские и Азиятские ворота, из коих последния ведут в пакгауз, непосредственно с ними соединенный; а над пакгаузом возвышается небольшая церковь Св. Захария и Елисаветы, пленяющая взор изящною простотою своего зодчества. На западной стороне менового двора выстроена в 1825 году, по повелению в Бозе почившого Императора Александра I, мечеть, коей наружность носит на себе печать Азиятского вкуса.

Ярманка на Оренбургском меновом дворе начинается в половине Июня, или позже, смотря по обстоятельствам края, а кончится почти всегда в Октябре месяце. Киргизцы из глубины степей своих пригоняют на оную великое множество баранов и значительное количество скота рогатого; приносят почти все добычи своего звероловства, также: кошмы, армячины и другия скудные произведения своих рукоделий. На всё сие выменивают они от Русских хлеб, лошадей, многия фабричные наши изделия, как то: миткали, китайки, нанки, платки и т. п., посуду деревянную и металлическую, разные мелочные предметы роскоши и щегольства и наконец Азиятские товары, получаемые нами из Хивы и Бухарии. – В течении нынешняго 1826 года променено Киргизцам товаров и скота на 452,000 рублей; от них же получено того и другого на 490,000 рублей.

Картина Оренбургской ярманки, в цветущее свое время, стоит любопытного взгляда. Весь большой меновой двор наполняется тогда тяжело-навьюченными верблюдами, табунами Русских лошадей, стадами Киргизских баранов и множеством диких наездников, которые со свойственною им свободою рыщут в самой тесноте суетливой толпы. Здесь можно видеть и важных Бухарцев, и упрямых Хивинцев, и проворных Касимовских и Казанских Татар, и Мещеряков, и Башкирцев, и неопрятных Киргизок, между коими Русские женщины продают или съестные припасы, или мелочи, необходимые в Киргизском кочевом быту. Случается иногда встречать здесь богатых купцов Индии и счастливых жителей цветущого Кашемира. Одним словом: на ярмонке Оренбургской можно получить некоторое понятие о славных базарах торговой Азии. Лица, здесь представляющияся, почти те же: не достает только блеску и великолепия.

Спокойствие и безопасность торгующих на меновом дворе охраняются воинскою стражею и пушками, всегда готовыми грянуть: предосторожность, тем более необходимая, что буйство и вероломство Киргизцев многими опытами уже изведаны…

…Во время мены большая часть лавок и комнат менового двора бывает занята товарами и живущими.

…Бухарцы и Хивинцы большою частию привозят к нам в своих караванах: шелковые, полушелковые и бумажные полосатые материи, известные под названием сус, алачей, дараи и пр., халаты, сшитые из сих материй, белое бумажное полотно или бязи, крашеное бумажное полотно или буяки и бурмети, стеганые одеяла, занавески, бумагу хлопчатую и пряденую, семя цитварное, корень марену; разные сушеные фрукты и наконец драгоценные шали и ткани Кашемирские, столь уважаемые нашими дамами. Надобно заметить, что товары Бухарские добротою и ценностию гораздо выше Хивинских, так как и сами Бухарцы обходительностию и благоразумием далеко превосходят своих воинственных соседей.

От нас получают Азиятцы все произведения наших фабрик: железо, сталь, сахар, семя коксинельное (кошениль) и преимущественно юфть, называемую у них булгара; сие имя напоминает нам ея изобретателей. В нынешнем году привезено из Хивы и Бухарии товаров почти на два миллиона рублей, а вывезено в сии владения на 779,000 рублей…

Для справки:

 Крюков Александр Павлович (1803, Илецкая Защита, Оренбургской губернии — 7 (19)II 1833, Петербург) — прозаик, поэт.  Родился в дворянской семье. В 1817 поступил на службу в Илецкую соляную контору. Занимался чертежными делами, одновременно изучая горное дело, механику, архитектуру. В дальнейшем служил в Оренбурге, Петербурге, Астрахани. Рано проявились его литературные наклонности. Первые публикации стихов в столичной печати состоялись в 1822-1825. Далее выступал там же с прозой: «Киргизский набег», Оренбургский меновой двор», «Киргизцы», «Рассказ моей бабушки» и др. Значительная часть его творческого наследия осталась неопубликованной.  «Рассказ моей бабушки» оренбуржца Крюкова сослужил добрую службу А.С.Пушкину в его работе над «Капитанской дочкой». Это подчеркнуто в статье Ю.Г.Оксмана «Пушкин в работе над романом «Капитанская дочка», прежде всего его раздела «Воспоминания И.А.Крылова и повесть А.П.Крюкова «Рассказ моей бабушки» как первооснова образов и быта Белогорской крепости». «Нет никаких сомнений, что введение в фабулу романа о Пугачеве и Шванвиче образов капитана Миронова, старика поручика, казачьего старшины, священника, равно как и многих конкретных деталей быта степной окраинной крепости, обусловлено было знакомством Пушкина не только с воспоминаниями Крылова, но и с «Рассказом моей бабушки». Не случайно в состав тома «Капитанская дочка» (в серии «Литературные памятники»), подготовленного Оксманом, им был включен и «Рассказ моей бабушки», впервые опубликованный в «Невском альманахе на 1832 год», где его и прочёл автор будущего романа»

А вот выглядел Меновой двор в 1914 году

Фото и рисунки взяты из открытых источников. К сожалению, не удалось найти портрета А. Крюкова.

Комментирование закрыто.