Тигров в Оренбургской губернии в начале 19 века рубили саблями

Да, в Оренбуржье, вплоть до середины 20 века водились тигры. Особенно их было много в 18 и 19 веках. Петр Иванович Рычков, исследователь нашего края, в «Топографии Оренбургской губернии», написанной им в 1762 году, поведал и о тиграх. «Бабр – есть отродье тигров, видимо, схож к рыси или к кошке. Шерсть на нём желтоватая, с полосами, глаза весьма быстрые, шея короткая и когти пребезмерно твёрдые…. Они такую силу и скорость имеют, что лошадь и верблюда поймав, тотчас убивают. Они очень длинны. Большие из них по сажени и больше бывают. Их ловят молодых, только бы старых при том не было», — написал Рычков.

Много позже, а именно в начале 19 века, наличие тигров в Оренбургской губернии подтвердил русский поэт Тимофей Беляев. Вот, что пишут по этому поводу коллеги из Уфимского журнала  Исторические источники свидетельствуют, что ещё в XIX веке на Южный Урал заходили тигры. Учёные установили, что обитавший в Центральной Азии каспийский тигр (Panthera tigris virgata) принадлежит практически к тому же виду, что и амурский. В древности от берегов Каспия до Тихого океана простиралась сплошная зона обитания…

… В 1812 году оренбуржец Тимофей Беляев создал, пожалуй, самое яркое в южноуральской литературе описание охоты на тигра, опираясь, скорее всего, на подлинные знания. Читаем дальше. Читаем такие строки:

«Обезоруженный батыр соскакивает с коня. Зверь в ярости, не различая коня от всадника, бросается на первого и терзает его. Батыр, пользуясь своим случаем, выхватывает острую свою саблю, с силою ударяет зверя по спине и делает глубокую рану; от чего зверь, рассвирепев более и оставив коня уже растерзанного, с клубящуюся из челюстей пеной, с кровью смешанною, кидается на друга Карабаева. Сарабай поражает его саблею в отверстый зёв, но проворный зверь едва почувствовал прикосновение острия, стиснув саблю зубами, изломал её в мелкие куски и оставил в руке у батыра один обломок»..

«…Мгновенно кинулся на него и острыми своими зубами и лапами хотел растерзать его; но как Сарабай был в кольчуге, то зверь не мог его глубоко ранить, а только превосходством силы привёл батыра в такое изнеможение, что он едва держался на ногах и с последним усилием отбивался от него, держа ещё в руке остаток изломанной сабли и нанося оным ему удары, кои были, однако, слабы и не вредили зверю. Сей бой окончился бы непременно смертию батыра, если бы счастливый случай не привёл на место сие устранившегося от товарищей своих друга его Карабая. Сей, видя его опасность, соскакивает с коня, дабы вернее поразить зверя. Со скоростью вихря бросается на него, одним ударом отделяет ему правую лапу, уже схватившую киргизского батыра за шею. Зверь бросает свою добычу и обращается на Карабая; но в миг упадает к ногам его от сильного удара в голову. Как ни твёрд был череп зверя, но сила руки Карабаевой и острота сабли разделили его надвое».

Для справки: Википедия

Беляев Тимофей Савельевич родился в 1768 году в с. Ташлы Оренбургского уезда Оренбургской губернии. Являлся крепостным слугой прокурора Оренбургского губернии Н. И. Тимашева. Окончив Ташлыское сельское училище, занимался воспитанием сына уфимского губернатора прокурора Н. И. Тимашева.

В 1812 году им была издана в Казани книга «Куз-Курпяч. Башкирская повесть, писанная на башкирском языке одним кураичем и переведенная на российский в долинах гор Рифейских 1809 года», ставшая одной из первых литературных обработок башкирского эпоса «Кузыйкурпяс и Маянхылу». В «Прибавлении» к книге он написал, что продолжает работу по переводу башкирских преданий. Сохранилась рукопись Беляева Т. С. «Мои вечера: Сказки башкирские». Автор «Песни Кураича гор Рифейских», изданной в 1813 году. В книге повествуется об участии башкирского народа в Отечественной войне 1812 года. Является автором ряда стихотворений.

Комментирование закрыто.