Сталинский министр финансов Арсений Зверев и популярный в СССР поэт Степан Шипачёв, защищали Советскую власть в Оренбурге в 1920 году ФОТО

26 декабря 1898 года (через 3 недели — юбилей!!!) в д. Щипачи, Камышловского уезда Пермской губернии родился Степа́н Петро́вич Щипачёв, советский поэт, лауреат двух Сталинских премий (1949, 1951). Сегодня его мало кто помнит. А ведь в 40-50-х годах в СССР он был так же известен, как А. Твардовский или К. Симонов. Его стихи читали, учили наизусть, переписывали в тетрадки…

Его биография — как пример для подражания для молодёжи. В ней две войны, 6 орденов и 2 Сталинские премии. За свою жизнь С.П. Щипачёв опубликовал более 20 авторских сборников, много печатался в газетах и журналах. Был в его жизни и Оренбургский период. Об этом в своих мемуарах написал «золотой», как в середине прошлого века его называли, министр финансов Сталина, Арсений Григорьевич Зверев. В Гражданскую войну он вместе со Степаном Петровичем Щипачёвым вначале был курсантов военной школы в Оренбурге, затем воевал против белых в оренбургских степях. Вот, что А. Зверев написал о С. Щепачёве. Отрывок.

…Военные занятия шли в училище (в Оренбург — прим. редакции) форсированными темпами. Стрельба с лошади и спешившись, одиночная и залпами, рубка шашкой, кавалерийские перестроения, организация боя, умение ухаживать за лошадью… Особенно любопытной для меня была последняя наука — гиппология (то есть «лошадеведение»). Мы изучали анатомическое строение животного, его физиологические функции, болезни, гигиену, ковку.

На фото: Степан Щипачёв, красноармеец.

Особенно запомнились занятия, которые проводил начальник дивизиона Келлер. В прошлом офицер царской армии, участник первой мировой войны, опытный кавалерист, он перешел на сторону Советской власти, вступил в Коммунистическую партию и передавал все свои знания красным командирам. Курсанты уважали его. Когда летом 1920 года училищу пришлось выступить почти в полном составе на ликвидацию одного антисоветского мятежа и надо было решить вопрос о командире, курсантская партячейка настояла, чтобы во главе боевой группы поставили Келлера. Возглавлял тогда нашу партийную организацию будущий известный советский поэт Степан Щипачёв. Он был одним из первых, с кем я познакомился в училище. Стояла зима 1920 года. Мы, новое пополнение, только что прибывшее в Оренбург, по дороге в кавтиколу дрожали от холода в своих драных шинелишках. Мимо нас по улицам везли на дрогах нескончаемый ряд очередных жертв тифозной эпидемии. В классах с выбитыми окнами нас встретили «старики» — курсанты, учившиеся еще с осени 1919 года. Худые, голодные и уставшие, но зато в теплых полушубках и в нарядных штанах с красными лампасами, они приветствовали новых товарищей. Среди встречавших был и Щипачёв. Он тогда только еще начинал свою литературную деятельность: писал в стенгазету, читал стихи в местном клубе, иногда печатался. Среди его первых литературных опытов оренбургская тематика заняла немалое место. Не раз вспоминал он о ней и позднее:

Республика путь нам укажет
Сквозь ветер, сквозь дым, сквозь года…
Курсантскую молодость нашу  
Нам не забыть никогда.

Факт из биографии С.П. Щипачёва.

В 1960 году активно выступал против запрета на выезд за границу Е. А. Евтушенко. Подписал Письмо группы советских писателей в редакцию газеты «Правда» 31 августа 1973 года о Солженицыне и Сахарове. Также известен как автор погромной статьи в «Литературной газете» против Солженицына, озаглавленной «Конец литературного власовца»…

Степан Щипачёв умер 1 января 1980 года. Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве.

Комментирование закрыто.