«На моих глазах она вскрыла церковную кружку и опорожнила её в свою сумку…» — бывший военный, ныне священник гайского собора святого Иоанна Кронштадтского И. Никифоров воюет с силами зла

В государственные праздники рясу протоиерея, уроженца Оренбурга Игоря Никифорова, настоятеля гайского собора святого Иоанна Кронштадтского, украшают боевые медали. Он воевал в «горячих точках», но два десятилетия назад оставил службу и стал священником. В день памяти святого великомученика Георгия Победоносца, которого солдаты и офицеры почитают своим небесным покровителем, он рассказал порталу Приход.ру о том, почему он выбрал путь духовного воина…

Публикуем отдельные части интервью, полностью с материалом можно ознакомиться, пройдя по ссылке на первоисточник.

Отец Игорь мечтал стать кадровым военным с детства, но из-за слабого зрения, после окончания школы в Оренбурге, не прошёл конкурс в военное училище. Через два года, в 1982-м, ушёл в армию. Начинал службу с Ашхабада, в составе 201-й мотострелковой дивизии защищал таджикско-афганскую границу. После срочной учился в школе прапорщиков на Украине, затем служил в разведывательной роте в Венгрии, затем вновь вернулся в Таджикистан воевать с ваххабитами…

Крестил Никифорова отец Николай Стремский из Саракташа, он же венчал отца Игоря с его супругой… Уволился Никифоров из армии, отдав Родине 18 лет, когда до пенсии оставалось совсем чуть-чуть… Начинал церковную жизнь с должности эконома в Иоанно-Богословской церкви. Также он там был водителем, иногда алтарником, чтецом, умел составлять службу.

Руковоложили во священника отца Игоря 1 ноября 1988 года. С тех пор и служит Богу. Особенно было трудно вначале. Направили его в п. Светлый. Вот как сам отец Игорь рассказывает об этом периоде его жизни:

– Первое время был шок. Всё не обустроено. В бараке, предназначенном для будущего храма, стоял только иконостас. Книг, антиминса, евхаристических сосудов не было. Жилья не было. Было очень холодно. Слава Богу, навели порядок. Первым делом отремонтировали крышу, а то ведь на службах тазики ставили. Во второй половине барака устроили дом для священника. Провели отопление. Приходилось добывать деньги.

– Мы всё сами делали. Потому что на храме до моего приезда некоторые товарищи зарабатывали деньги, вкладывая и тут же забирая. Мне пришлось списать вагон теплоизоляции, вагон кирпича, который я не видел! Куда столько на барак площадью 60 на 15 метров! Фермеры выделяли зерно, сено, мясо – и всё это не доходило до храма.

— Я снял председателя приходского совета, которая была заодно с теми начальниками. На моих глазах она однажды вскрыла церковную кружку и опорожнила её в свою сумку. Она ещё пыталась побороться за своё место. Но сотрудники ОБЭП сразу сказали, что за все дела ей могут дать не меньше пяти лет. Вот с чем пришлось столкнуться на новом месте.

Вы стали первым постоянным священником в поселке Светлом. Как на Вас отреагировали местные жители?

–Сначала шли «посмотреть на попа». Дети за бороду дёргали: «Дяденька, ты чего в Платьишке ходишь?» Болтали: у попа борода приклеенная, его выгнали с прежнего места, и он к нам устроился. До сих пор сочиняют те, кого я разогнал…

В 2005 году Никифоров закончил Самарскую духовную семинарию, в 2014 году его назначили настоятелем собора в Гае. Трудно, тяжело было.

– Приезжаю в Гай – жилья нет, недостроенный храм. Холодно. Котельная не работает. Свои проблемы, которые надо решать. Через год запустили котельную – в церкви стало даже жарко. Заложили воскресную школу. Перекрыли колокольню. Мы молились и просили старцев молиться о том, чтобы достроить храм. И, слава Богу, УГМК снова начала (после почти десятилетнего перерыва) финансировать строительство. Увеличился приход, сейчас в храме практически встать негде.

– В армии я воевал с внешними врагами, а теперь враги внутренние. Война идёт, и для меня она не прекращается: теперь я воюю с силами зла. Именно армия дала силы, знания к тому, чтобы сейчас я выполнял свои обязанности. Здесь также дисциплина, послушания. В армии просто всё жёстче. Дал приказ, не выполнил – наказали. А в церкви нужно быть и дипломатом, и психологом. Нельзя со всеми людьми разговаривать одинаково…

–После 20 лет служения я прихожу к мысли, что мы рано рукополагаем священников. У начинающих пастырей нет духовного и житейского опыта. Молодой человек обладает богословскими знаниями, но в жизнь как это всё претворить? Как дать житейский и духовный совет человеку, который старше тебя? Как помочь и утешить, когда ты сам ещё ничего не терял? Конечно, понятно, что мы учитываем реалии: не хватает духовенства.

– Нужно прислушиваться к старшим священникам. Когда меня рукоположили, уже служил отец Алексий Асеев. Мы были одногодками, но я разговаривал с ним на «Вы». Сейчас молодой священник приходит, и у него нет уважения к старшим священникам. Это гордыня. «Ну, так я же больше знаю, я такой начитанный, магистр, а ты кто такой? Я цитатами евангельскими бросаюсь, а ты что?» Ну ведь это же так! Сами видели! Если нет уважения, то как дальше? Это ведь основа. Ты знаешь по богословию, может быть, многое, но ты не знаешь жизни. Нужно приумножать свои знания и таланты, перенимая опыт старших священников…

Комментирование закрыто.